pv_nkvd (pv_nkvd) wrote in blef_nasa,
pv_nkvd
pv_nkvd
blef_nasa

Categories:

На чем мы летаем в космос, комментарий к статье

Оригинал взят у shnyrik_1 в На чем мы летаем в космос, комментарий к статье

Попросили прокомментировать проект группы любителей космонавтики.



Сразу хочу сказать, что популяризация космоса -- дело хорошее и потому нижеследующее прошу рассматривать не как обжигающий срыв покровов, а как конструктивную дружескую критику и предложения по улучшению текста %)





Ниже курсивом я буду давать их текст. Я приведу его полностью, потому что он недлинный, а на их сайте оформлен просто чудовищно нечитаемо. По ходу я буду давать свои комментарии.



Человечество летает в космос уже больше чем полвека. Большая часть успешных разработок была произведена двумя странами.



История космических полетов начинается 4 октября 1957 года, когда советский «Спутник-1» был выведен на орбиту одноименной ракетой-носителем. Этот день ознаменовал начало космической эры для человечества. Однако космической гонке между сверхдержавами СССР и США предшествовала другая, гораздо более опасная. Гонка вооружений.



К тому, что гонка вооружений не закончилась с началом космической гонки (да и, собственно, не заканчивалась вообще) придираться даже не буду :)



Шел 1932 год. Потерпевшая поражение в Первой мировой войне Германия вовсю работала над восстановлением своей военной мощи, однако условия Версальского договора не позволяли ей разрабатывать и использовать популярные в то время ракеты на твердом топливе.



Во-первых, твердотопливные ракеты были не «популярными в то время», они были популярны испокон веков (если мне не изменяет мой склероз, самый древний из сохранившихся китайских трактатов, содержащих наставления по военному применению пороховых ракет относится к XI веку) и остаются таковыми про сей день. Это потому, что они были и остаются дешёвыми и простыми с инженерной точки зрения (есть такое выражение, что сделать жидкостную ракету -- это задача в первую очередь для конструктора, а твёрдотопливную -- для химика).



Во-вторых, Версальский договор в первую голову накладывал строжайшие ограничения на разработки в области артиллерии и авиации, а на ракеты как раз не накладывал. Именно этим и вызван такой большой интерес Веймарской республики (и по наследству Третьего рейха) к ракетам. Другое дело, что при конструировании большой твердотопливной ракеты встаёт другая проблема: для сколь-нибудь приемлемой точности нужен состав топлива, обеспечивающий стабильное горение. А это совсем не такая простая задача. Немцы столкнулись с этим при работах со своим реактивным минометом Nebelwerfer-ом.




Один из вариантов этой РСЗО.



Двадцатилетний физик-конструктор Вернер фон Браун демонстрирует военным свои разработки ракет на жидком топливе, в частности — на этиловом спирте и кислороде. Стоить заметить что в послевоенной (с другой стороны, уже предвоенной) Германии тех лет остро стоял вопрос использования нефтяных продуктов, ввиду дефицита нефти. Зато со спиртом проблем не было -- огромное количество перерабатываемых картофеля и древесины в будущем обеспечит армию Вермахта на всю вторую мировую. В качестве окислителя в первой работающей ракете А-2 использовался жидкий кислород. Сгорание органики и выделение энергии в нем происходило очень быстро, что позволило резко нарастить мощность «ракетного двигателя», состоявшего на тот момент всего из трех отсеков.



До начала войны немецкие инженеры активно общались с американским конструктором-ракетчиком Робертом Годдардом, запустившим первую ракету на жидком топливе еще в 1926 году. Уже тогда физик мечтал об использовании ЖРД (жидкостных ракетных двигателей) для покорения космоса.



Раз уж взялись поминать разработки ЖРД в конце 20-х - начале 30-х в разных странах, то надо упомянуть и Ф.А. Цандера и советский ГИРД он же потом РНИИ (в котором трудились и С.П. Королёв и В.П. Глушко), который создал свой ЖРД и свою ракету примерно в то же время.



Но вернемся к фон Брауну. К 1942 году вместе с инженером Вальтером Тилем (последний считается основоположником теории работы ядерных реактивных двигателей, погибнет при бомбардировке в 1943 году) он совершенствует двигатель на жидком топливе, разрабатывая ракеты А-3 и А-4. Тяга последней на старте составляла почти 25000 кг, что на порядок превосходило все существовавшие на тот момент разработки.



Стоить заметить, что конструирование Фау-2 Гитлер контролировал лично. Отвергнув предложения советников о разработке противовоздушных ракет (которые могли бы защитить промышленные немецкие объекты от бомбардировок), ведомый желанием как можно быстрее «нанести сокрушительный удар по Великобритании», в июле 1943 года он подписывает приказ, дающий команде фон Брауна огромные бюджеты на разработку и испытания «оружия возмездия».



Я так понял, тут им сосед Изя перепел мемуар Альберта Шпеера, о том, какой он был умный и прозорливый и как мог бы привести Тысячелетний рейх к окончательной и бесповоротной победе над унтерменшами, если бы не этот дурак Гитлер :)



В действительности всё было не так просто. Как ракета «Вассерфаль» (так называлась та самая «противовоздушная ракета», которая не называется в тексте) вполне себе летал. А поскольку он при этом использовал долгохранимое топливо, то именно в этом аспекте стал важным материалом для ряда советских и американских разработок.




Немцы готовятся жахнуть «Вассерфалем»



Но «Вассерфаль» был не просто ракетой. Он был зенитной ракетой. А это значит, что ему не достаточно было просто далеко и быстро летать -- надо ещё и попадать было. Причём попадать не в статичную цель размером с Лондон, а в маленький быстролетящий самолёт. Поэтому для него требовалась значительно более сложная система управления, чем для Фау-2.



Немцы пытались разработать систему автоматического управления при помощи связанной с радаром наземной ЭВМ, но получалось это не шибко хорошо и совсем-совсем небыстро. Поэтому основной системой у «Вассерфаля» так и оставалось ручное управление специально обученным оператором с визуальной (по-простому: на глазок) корректировкой. И если такая система годилась для испытательных пусков Фау-2, то в работу зенитной ракеты она, мягко говоря, вносила крайне суровые ограничения по условиям использования и эффективности.



И не случайно и наши, и американцы, поигравшись с доставшимися от Германии «Вассерфалями», в итоге наиболее ценными сочли наработки по самой ракете, а системы управления для появившихся в начале 50-х годов С-25 и «Аякса» разработали сами.



Так что, получается, Гитлер был хоть и сумасшедший, но не дурак.




Ракета системы C-25 на транспортной тележке.




Её американский «конкурент» Nike Ajax.



В 1944 году, во время испытаний, поднявшись на высоту 188 километров, ракета Фау-2 совершает первый суборбитальный космический полет. Обещания ракетчиков увеличить дальность полета ракеты до межконтинентальной давали фюреру надежду на поражение мирного населения США, что, по плану немецкой верхушки, могло приостановить участие страны в войне за океаном.



По этому направлению проводились разработки и даже было несколько испытательных пусков доработанных Фау-2 (к тому времени ставших уже серийными), но все более-менее причастные прекрасно понимали, что до окончания войны не успеть. Да и после дела тоже пойдут совсем не быстро.




Одна из испытательных фау, снабжённая крыльями для увеличения дальности.



К счастью, в 1945 году война заканчивается. Германия так и не успела воплотить в жизнь разработки двухступенчатых ракет, а постоянные удары союзников не позволили создать полноценные пусковые полигоны.



Нормальные у них были полигоны :)



Да и производство к моменту, когда союзники стали всерьёз его разыскивать, чтобы побомбить, было уже переведено на подземные заводы, которые так просто не достанешь. В целом, перебои из-за бомбёжек были, но немцы всё равно продолжали клепать фау натурально как сосиски – до весны 1945 года в месяц выпускалось от 600 до 1000 ракет.




Подземный ракетный конвейер на заводе Миттельверк: цех по производству Фау-2




Цех по производству крылатых ракет Фау-1 там же



Эффективность мобильных пусковых установок (да и самой ракеты) была довольно мала, но несмотря на это Фау-2 успела нанести потери гражданскому населению сразу нескольких стран.



Нормальная была эффективность у пусковых. А по тем временам так вообще -- впереди планеты всей.




Установка Фау-2 на мобильный пусковой стол



А вот сама фау -- да, обычной фугасной боеголовкой в тонну весом сильно много урона нанести не могла (особенно при её огромном разбросе). Ну а ядерная программа у немцев не получилась, так что спецбоеголовки заряжать в свою вундервафлю нацистские вафлёры, к счастью, не могли. Тем не менее, только в Лондоне из-за обстрелов ракетами фау-2 погибли более 2700 человек.



Когда граждане генералы в своих мемуарах постфактум рассказывают что, цитирую «чтобы сбросить такое же количество взрывчатки, какое было сброшено американцами при помощи четырехмоторных летающих крепостей, пришлось бы использовать 66000 Фау-2, на выпуск которых понадобилось бы 6 лет» -- они тоже малость лукавят. Дело в том, что во время битвы за Британию немцы пробовали устроить нечто подобное. И у них не очень получилось. Собственно, высокие потери и не очень высокая точность бомбардировщиков и были одним из обоснований для вливания средств в ракетную программу: ведь в условиях, когда бомбардировщики стали практически одноразовыми, внезапно оказывалось, что собрать на заводе одноразовую дорогущую фау -- гораздо быстрее и даже возможно малость дешевле, чем сделать новый бомбардировщик и подготовить для него новый экипаж.



Хотя гораздо большее количество жертв принесла именно разработка ракеты. В одном только концентрационном лагере Дора-Миттельбау, работавшем на ракетостроительную отрасль Германии, погибло более 32000 человек.



Всё так. Но я думаю, что в этом месте нужно ещё лишний раз подчеркнуть, что дело было не столько в ракетной отрасли, сколько в самих бесчеловечных планах нацистских нелюдей: ведь пайки и трудовая нагрузка заключённых в лагерях намеренно рассчитывались таким образом, чтобы их убить -- совершенно вне зависимости от того, что они делали: собирали ракеты, клали рельсы или копали траншеи.



В 1945 году, когда поражение Германии становится очевидным, фон Браун переводит своих сотрудников и исследователей на завод Миттельверк в Нордхаузене. Вместе с приближенными инженерами ракетчик принимает решение сдаться в плен американцам, аргументируя это репрессиями советских войск против членов элиты нацистской Германии. В результате операции «Скрепка» по вывозу в США и «отмыванию от нацизма» ученых и инженеров фон Браун вместе с лучшими из своих сотрудников начинает работу на американскую ракетную промышленность.



В этом месте обычно принято делать замечание относительно морального облика фон Брауна, мол, наши ракетчики в критический момент зимы 41-го года формировали из себя отряд ополчения, готовясь жизни сложить на защите Москвы, а фон Браун... Но мы этого делать не будем: слишком разные были обстоятельства, ведь мы вели святую справедливую войну, защищая Родину, а у немцев ситуация была, мягко говоря, не такой однозначной. И до некоторых особо толковых к весне 45-го этот очевидный факт даже начал доходить.



Вместе с фон Брауном американские войска вывезли из Миттельверка около 100 тонн груза: уже собранные ракеты, пусковые установки, детали, чертежи, обслуживающий персонал. Два месяца спустя территория завода была обменена на западный Берлин.



Из текста можно понять, что завод был столь для нас важен, что мы заместо него отдали союзникам Западный Берлин, обеспечив себе головную боль на полвека вперёд. Это, разумеется, было не так. Границы оккупационных зон были распределены заранее, но войска встретились, естественно, не на них, а где встретились. Потом они были отведены и переведены, но не сразу. Понятно, это время очень активно использовалось нашими союзниками, чтобы выгрести всё ценное с будущей «чужой» оккупационной зоны. Собственно, авторы, наверное, это и хотели сказать, но у них не очень получилось.



СССР получил в свое распоряжение лишь призрак ракетной промышленности Германии. Ни чертежей, ни пояснений на заводах не осталось -- только фрагменты ракет.



Нам в итоге удалось добыть некоторое количество полных комплектов частей для ракет, часть документации, и часть ракетных производств, например, фирму делавшую турбонасосные агрегаты. Хотя, конечно, мы не могли начать пуски прямо в мае 1945-го как англичане и американцы, нам до первых пусков (в октябре 1946) пришлось проработать почти два года.



Но самое главное, что нам удалось добыть -- это людей, которые занимались у немцев ракетами и которые помогли разобраться с наследием по фау.



Разве только академик Королёв поприсутствовал при показательном запуске трофейного Фау-2 британцами, и то под ненастоящим именем.



Естественно, под ненастоящим, он был слишком ценным сотрудником, чтобы им так рисковать. И это была далеко не паранойя. Например, того же Греттрупа (о нём чуть позже) американцы в конце концов всё же выкрали.



Отчаявшись найти ракету, СССР принимается за поиск людей -- к 1946 году более 5000 бывших немецких инженеров согласились работать на советскую ракетостроительную отрасль, не покидая территории ГДР.



Что характерно, характеризуемый нынешними «человеколюбцами» как кровавый тиран и человеконенавистник, Сталин прекрасно понимал, что «кадры решают всё» -- это не просто лозунг. И относился соответствующим образом, создавал им условия для работы. А вот для воспитанных на уважении к правам человека хипстеров кадры -- это что-то, чем можно заняться только в случае крайней нужды, и только если в наличии нет чудо-гаджетов %)



Для немецких специалистов в Тюрингии был организован институт Rabe (игра слов: аббревиатура от Raketenbau -- «ракетостроение», которая переводится как «ворон»), а затем большое научно-производственное объединение «Нордхзаузен». Там они могли получить работу по специальности и отличные (особенно учитывая послевоенную разруху в Германии) условия жизни. Туда старались заманить всех, кто был как-то связан с ракетостроением, чтобы помочь нашим сохранить немецкие ракетные производства и разобраться в данных по Фау-2. Одним из главных приобретений стал сбежавший от американцев (ему сильно не хотелось переезжать в США) один из замов фон Брауна специалист по системам управления Гельмут Греттруп (будущий крупный специалист ФРГ по информационным системам и один из будущих разработчиков той самой машинки для счёта денег, потомка которой можно сегодня увидеть в любом обменнике :)







Вот он. Если кто смотрел BBCшный сериал «Битва за космос», то там он изображён сволочью и главным антагонистом «солнечного» фон Брауна. Ну, для геев из BBC это нормально.



Впоследствии часть немецких специалистов перевели в СССР, где они под руководством Греттрупа сначала совместно с королёвцами работали над пусками сохранившихся Фау-2, а потом параллельно с королёвским «апгрейдом» фау-2 -- ракетой Р-1 -- разрабатывали свою Г-1. По истечении срока подписки часть специалистов вернулась в ФРГ, в том числе сам Греттруп (по возвращении была крайне некрасивая история с похищением американскими спецслужбами; ему, правда, удалось пережить отказ от сотрудничества и даже остаться в ФРГ, но вернуться в профессию ему, конечно, не дали -- этого, кстати, BBC отчего-то не показало), доктор Курт Магнус. Часть -- в ГДР, например, будущий академик АН ГДР Вернер Альбринг. Некоторые, например специалист по системам управления доктор Ганс Хох, получили советское гражданство.



Можно сказать, что разработка Фау-2 была повторена с нуля.



Не совсем разработка и не совсем с нуля, но работа действительно была проделана колоссальная.



В конце октября 1946 года под руководством Королёва на территории СССР проходит более 10 пусков восстановленной с небольшими изменениями ракеты (переименованной в А-1).



11 пусков всего в Капустином Яру было :) На месте пусковой, кстати, потом и памятник поставили :)





При этом целых 5 ракет даже попало в полигон :) На самом деле, для того времени это был хороший результат. У самих немцев до Лондона долетала тоже только половина ракет.



Параллельно великий конструктор ведет работу над собственной разработкой – уже в 1948 году начинаются пуски полностью советской Р-1. По характеристикам Р-1 очень близка к немецкому аналогу, однако именно она становится «родителем» всей ракетной техники СССР.



Строго говоря, Р-1 была «апгрейдом» немецкой Фау. В неё был внесён ряд серьёзных конструктивных изменений, например, агрегатный отсек было перенесён из верхней части ракеты в нижнюю, что позволило радикально сократить длину бортовой кабельной сети (и, соответственно, снять целый ряд связанных с нею проблем), но зато внесло ряд новых проблем, связанных с близостью двигателя. Кроме того ракета была «перепроектирована» в новых материалах: если немцы использовали 87 марок стали (восемьдесят семь, Карл!) и 59 цветных металлов, то в Р-1 уже использовалось всего 32 марки стали и 21 цветной металл соответственно.



Р-1 была поставлена в массовое производство. Её (и её развитие Р-2) получил на вооружение ряд частей. Строго говоря, прямой военной необходимости в этом не было, поскольку ракеты были ещё крайне неточны. Р-1 могла на дальности в 270 км. попасть 750-килограммовой фугасной головной частью в эллипс 16 на 8 км., а Р-2 тонной в круг радиусом 1,25 км. на 550 км. То есть поразить ими цель размером меньше города было проблематично. Борис Евсеевич Черток в своих мемуарах приводит характерную шутку одного из генералов: «Что вы делаете? Заливаете в ракету более четырех тонн спирта. Да если дать моей дивизии этот спирт, она любой город возьмет с хода. А ракета ваша в этот город даже не попадет!» И это всё практически чистая правда! Но зато к моменту, когда через несколько лет были созданы уже первые настоящие баллистические ракеты, дальнобойные, более точные и способные нести ядерную боеголовку, в стране уже был ряд готовых заводов с опытом производства ракет и ряд военных частей, которым всё это богатство можно было смело доверить, поскольку они на Р-1 и Р-2 уже попробовали на практике, что с ракетой можно сотворить, а чего -- лучше не стоит :)




Подготовка Р-2 к пуску



Следующим важным шагом в развитии ракет становится разработка Р-11. Отказавшись от этилового спирта и жидкого кислорода в пользу гораздо более энергоемких светлых нефтепродуктов и азотной кислоты (в качестве окислителя), использовав вытеснительный способ подачи топлива (под давлением сжатого газа), советским ракетчикам удалось создать аналогичное Фау-2 по характеристикам оружие, по массе облегченное почти в 2,5 раза.



Авторы из серии наших ракет выделяют именно Р-11. Ну, с одной стороны это, конечно, тот самый знаменитый «Скад», которым аццкий Садам Хусейн... фиг его знает, короче, что сделал, но точно что-то зверски плохое, раз его американцы за это повесили. На самом деле, конечно нет, я шучу. К моменту покупки «Скадов» Хусейном ракету Р-11 в этом комплексе уже заменили на более новую и более точную Р-17.




Р-11 на мобильной пусковой



Будучи компактной (и в тоже время имея вполне приличный -- особенно при использовании с ядерным зарядом -- показатель кругового вероятного отклонения в 600 метров в ранних версиях) и используя долгохранимые компоненты топлива, ракета не только выполняла функции оперативно-тактической, но и устанавливалась, например, на подводные лодки проекта 611 (одна штука, кстати, выставлена в военно-морском музее в Питере).




Подлодка проекта 611




Её ракетный вариант в разрезе




Пуск строго в надводном положении



Но в то же время у нас на тот момент была уже разработана и первая баллистическая ракета средней дальности Р-5 -- первая наша ракета, для которой была сконструирована ядерная боеголовка.




Р-5 на стартовом столе



А чуть-чуть позже подоспело и первое изделие будущего КБ «Южное» (того самого, которое ныне так бездарно просрали братья наши меньшие) -- Р-12. Та самая БРСД, которая стояла на Кубе во время Карибского кризиса, и из которой потом получились знаменитые лёгкие носители «Космос».




Р-12




Носитель на её базе для программы «Интеркосмос» (слева). Справа -- носитель «Космос» уже на базе Р-14



В 1957 году двухступенчатая ракета Р-7 во время испытаний впервые доставляет заряд на расстояние 8800 км.



«Полутораступенчатая», кстати, примерно как и оригинальный «Атлас» :) Чтобы не «поджигать» вторую ступень в воздухе применили хитрый ход: обе ступени стартовали одновременно на земле, а потом боковушки первой ступени отбрасывались в полёте.



Кстати, текст составлен так ловко, что можно понять, что на Р-7 как и на Р-11 были якобы применены вытеснительная система подачи топлива и долгохранимое топливо с азотной кислотой в качестве окислителя. Это, разумеется, не так :) Топливом служит керосин, окислителем кислород, а подаётся к двигателям всё это при помощи турбонасосных агрегатов (так можно получить более хорошие показатели, чем при вытеснительной подаче).




Старт «семёрки» в её военном варианте



Стоит учитывать, что нумерация в советских разработках стала скорее условной, и во многом не совпадает с хронологией. Большая цифра в названии ракеты значит лишь более современную систему пуска. В том же году модифицированная Р-7 (а точнее -- облегченная: без боевого заряда и основной электроники управления) выводит на орбиту первые искусственные спутники, Спутник-1 и Спутник-2.



На этом текст почему-то обрывается и самого интересного-то про нашу космическую программу мы так и не узнаем %)



В США серия межконтинентальных ракет получила название «Рэдстоун». Их проектированием занимался Вернер фон Браун вместе со своей командой, а непосредственной разработкой и воплощением в жизнь -- корпорация Chrysler, более известная нам благодаря автомобилестроительной отрасли. На момент проведения операции «Скрепка» у США уже были свои разработки ракет дальнего действия на жидком топливе. От использования прямого наследия конструкции Фау-2 было решено отказаться (ввиду большей эффективности спроектированного в США аналога), однако другое наследие -- знание и опыт фон Брауна использовались по полной.



Стоит учесть, что интерес американских военных чиновников к баллистическим ракетам был изначально очень низок: разработки казались им слишком сложными и дорогими, а использование -- маловероятным. Однако начало в 1950 году Корейской войны заставило их пересмотреть свои взгляды. Разрабатываемый с середины 1940х годов проект ракеты Hermes был отправлен на доработку команде фон Брауна. Параллельно лабораторией реактивного движения (JPL) велась работа над совершенствованием полностью американского MGM-5 Corporal.



К 1953 году фон Браун заканчивает проектирование PGM-11, первого Рэдстоуна. Имея меньшую дальность чем советские аналоги (325 км), ракета была рекордно точной: круговое отклонение от цели составляло не более 300 метров.



Развитием проекта Рэдстоун становятся ракеты серии Юпитер. Одноступенчатый Юпитер-А использует уже новый вид топлива, керосин, а разработкой системы управления занимается фирма Ford. В 1956 году завершена работа над Юпитером-C, трехступенчатой ракетой, где первая ступень использовала жидкое топливо, остальные две являлись связками неуправляемых ракет Baby Sergeant (11 шт. и 3 шт.) на твердом топливе.



Тут всё в одной большой куче, поэтому разбить на более мелкие части так с ходу не получилось. А прокомментировать есть чего.



Во-первых, от использования Фау-2 вовсе не отказались. Совсем наоборот: в США было вывезено более сотни готовых ракет и большая часть из них была использована в испытательных пусках на пользу американской ракетной программы. Особенно стоит отметить высотные запуски с обезьянами на борту (всего было 4 пуска в 1948-1949 годах, никто из «пассажиров» не выжил) и высотные запуски двухступенчатой системы Bumper (первая ступень на базе фау-2, вторая -- на базе уже упомянутой ракеты Corporal; всего в 1948-50 годах было произведено 8 пусков, максимальная высота 393 км.).




Двухступенчатый армейский «Бампер»



Во-вторых, по тексту получается, что у американцев было всего две линейки ракет.



Т.н. немецкая, которая начиналась как «Редстоун» -- знаменитая баллистическая ракета малой дальности (как и фау летала на спирту), которая до конца 60-х стояла на вооружении армии США, пока не была заменена на «Першинг».





Продолжалась как «Юпитер» -- тоже весьма знаменитая ракета средней дальности (летала уже на керосине и кислороде).





Именно их размещение в Италии и Турции и вызвало ответную реакцию в виде размещения Р-12 на Кубе и в итоге вылилось в Карибский кризис. Именно на разных модификациях «Юпитера» (хотя его «огражданеные» версии и получили другие названия -- «Юнона» и снова «Редстоун») слетали в космос первый американский спутник и в суборбитальный полёт первые американские астронавты.




«Юнона» с первым американским спутником




«Редстоун» с капсулой Mercury



И закончилась как «Сатурн» (использовал сразу два вида топлива: кислород+керосин на первой ступени и кислород+водород на остальных). Его все и так знают, пояснять излишне :) Разве что подчеркну, что их было несколько модификаций: от сильно большой, на которой Аполлон запускался на околоземную орбиту, до просто громадной -- на которой летали к Луне.




Saturn-1b с «Аполлоном» на борту




Тот самый Saturn-5



Ну и вторая линейка -- своя исконно-посконная WAC Corporal на гидразине и азотной кислоте, которая начиналась ещё в ходе войны как попытка создать аналог Фау-2, а закончилась в виде армейской ракеты малой дальности MGM-5 Corporal с тактическим ядерным зарядом. Последняя поступила на вооружение чуть раньше «Редстоуна», но показала себя менее точной и надёжной.




MGM-5 Corporal на пусковой



Правда стройную картинку размывают невесть откуда появляющиеся «Атласы» и какие-то «Сержанты». И это не с проста. Дело в том, что картинка абсолютно, полностью и вообще-вообще совсем неверная :)



На самом деле, в американском ракетостроении на его начальном этапе царила просто _адская_ неразбериха. Деньги крутились огромные, а в связи с предстоящим массовым производством и постановкой на вооружение пахло выделением из госбюджета денег просто чудовищных размеров. Именно поэтому все, кто имел хоть малейшее отношение, пытались себе застолбить местечко на перспективной ракетной делянке. Крупных заказчиков было сразу три: армия, флот и ВВС, а более мелких -- вообще целая куча. Например, Министерство энергетики США тоже хотело иметь свою баллистическую ракету XM-33 Strypi и даже построило её. Целый ряд фирм и фирмочек разрабатывал массу дублирующих друг друга и конкурирующих промеж себя линеек ракет (всего порядка 50 (пятидесяти, Карл!!) штук). А для разных проектов их ещё и смело скрещивали промеж себя, ставя одни ракеты на другие в довольно причудливых комбинациях. У каждого из трёх крупных заказчиков были свои ракеты малой и средней дальности, свой проект межконтинентальной ракеты, ну и конечно свой отдельный незалежный спутник, который всенепременно должен был полететь в рамках Международного геофизического года и при этом ловко опередить всех конкурентов (ну и конечно тупых криворуких коммунистов).




Вот та самая Strypi готовится к старту с ядерным зарядом на борту в рамках операции «Доминик»



Я, собственно, отдельно выделил её из всего большого зоопарка американских ракет 50 - начала 60-х годов потому, что буквально на днях её потомок Super Strypi не взлетел аж с целыми двенадцатью микроспутниками на борту.




А вот Super Strypi готовится к своему первому и последнему феерическому старту



Не удивительно, что действуя «растопыренными пальцами» американцы уступили первые этапы космической гонки нашему единому ракетно-ядерному кулаку. Ну а потом американцы научились на ошибках и централизовали весь свой «космос» в НАСА. А вот Никита Сергеевич наоборот попробовал внедрить у нас в лунной программе прогрессивный американский опыт конкуренции нескольких параллельно ведущихся дублирующих друг друга программ. С понятным результатом.



Стараясь нагнать СССР в начинающейся космической гонке, США добавляет Юпитеру еще одну ступень, состоящую из одной ракеты Baby Sergeant. Модификация получает название Юнона-1 и уже 1 февраля 1958 года выводит на орбиту первый искусственный спутник США, Explorer-1. В то же время американцы работают над полутораступенчатой ракетой Atlas, по своим характеристикам гораздо более похожей на советский Р-7.



Не будем останавливаться на проблемах с падежами и родами слов, а лучше попробуем перечислить ещё некоторые значимые для космической программы США ракеты начала 50-х.



Перечисленные в отрывке выше ракеты делались по заказу армии США.



А флот делал свои. У них была похожая по параметрам на Фау-2 ракета малой дальности на керосине и кислороде «Викинг» и высотная метеорологическая ракета на долгохранимом топливе (анилин и азотная кислота) «Аэроби».




Старт «Викинга»




Метеорологическая ракета «Аэроби»



Когда флоту понадобился свой спутник, они комбинировали эти две ракеты в рамках печально знаменитого проекта «Авангард» наподобие уже упоминавшегося армейского Bumper-а: модифицированный «Викинг» стал первой ступенью, модифицированная «Аэроби» – второй, третья ступень была твёрдотопливной. Получившаяся ракета могла вывести в космос аж целых 20 кило полезной нагрузки.




Вот так он выглядел на стартовом столе




А вот это обычно происходило при нажатии на кнопку «пуск» %)



А если без шуток, то в целом проект «Авангард», как ни странно, был относительно успешен. Конечно, из 11 запущенных ракет до космоса добралось только 3 (и, соответственно, были выведены три микроспутника), но в конце 50-х годов для только начавшей лётные испытания ракеты это вполне умеренный результат. Более того, проект даже выполнил поставленную перед ним задачу: первый 23-х килограммовый микроспутник «Авангард-1» вышел на орбиту 17 марта 1958 года, т.е. попал в рамки Международного геофизического года (который длился с 1 июля 1957 по конец 1958).



Однако мощнейшая шапкозакидательская пиар-кампания, преподносившая эту ракету как Демонстрацию Превосходства Американского Образа Жизни и Мощный Ответ Тупым Коммунякам на их Сраный Говноспутник (я ничуть не преувеличиваю накал царившей истерики, скорее даже наоборот -- сильно преуменьшаю) превратила в общем-то закономерные взрывы на самых первых пусках (которые с помпой транслировались в прямом эфире на весь мир) в катастрофу и одну из самых позорных страниц американской космической программы :)



ВВС США старались не отставать от флота и армии. Поэтому у них был свой отдельный проект -- ракета MX-774. Бегло ознакомившись с немецкими наработками в ВВС решили, что копировать фау -- это без понтов. Поэтому сразу начали делать одноступенчатую ракету вдвое меньше по размеру, но зато с дальностью 600 км. -- и всё это вообще с нуля без использования немецкого задела. Не удивительно, что когда в ходе работ начало вырисовываться нечто сильно похожее по параметрам на фау, только с ещё меньшей дальностью и ещё менее надёжное -- то в итоге проект прикрыли, а сделанные ракеты отстреляли под названием Hiroc для испытания элементов другого проекта -- баллистической ракеты дальнего действия «Атлас».




Тот самый Hiroc



Это, кстати, к вопросу о том, почему Сталин так сильно настаивал именно на копировании фау на самом первом этапе – чтобы конструкторы набрались опыта и посмотрели, на чём набили себе шишки немцы.



Но зато позже, использовав опыт разработки неудачной MX-774, им удалось сделать одну из первых БРСД PGM-17 «Тор» и первую американскую межконтинентальную баллистическую ракету SM-65 «Атлас».




Огражданеный «Тор» готовится запустить первую АМС знаменитой серии Пионер. Конкретно этот аппарат, кстати, так до Луны не долетел и благополучно утоп в Тихом океане. А вот сама ракета «Тор» -- совсем наоборот, взлетела и летает до сих пор: её развитие РН «Дельта» сейчас является главным американским носителем для военных полезных нагрузок




Полутораступенчатый первый «Атлас». Как и у Р-7 «боковушки» с двигателями отстреливались в полёте.



Именно на ней едва-едва успевая попасть в рамки МГГ полетел третий американский «первый спутник» ВВС США SCORE (18 декабря 1958), а потом в космос слетал первый американский «полноценный» астронавт Джон Гленн, а её сильно модернизированные потомки (в частности, получившие наш РД-180 на первую ступень) также как и потомки «семёрки» до сих пор выводят спутники на орбиты.




«Атлас» с капсулой Mercury






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment